Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
них то, что было истинного и определенного. Я стоял
спиной к свету, и лицо мое было в тени. Ты знаешь,
Господи, что я без особого труда постиг красноречие,
диалектику, геометрию, музыку и арифметику. Я был
сообразителен и проницателен; это были Твои дары, но
не Тебе приносил я их в жертву. В них таилась погибель
моя, ибо захватив имущество свое, я не сберег его для
Тебя, но удалился в дальние страны, чтобы напрасно
растратить его на блудные страсти. Я получил немало
добра, но тратил ли его на доброе? А между тем, когда
я сам начал преподавать, я убедился, сколь трудны эти
науки, как много усилий требуют они даже от лучших
учеников.
А много ли пользы принесли мне эти нелепые измыш-
ления, будто Ты, Господи, Бог истины, — огромное
светящееся тело, а я — его осколок? Предел извращенности!
Но именно так я и думал. Я не краснею, исповедуя пред
Тобою милосердие Твое ко мне: ведь не краснел же я,
богохульствуя перед людьми. Вот сколько пользы извлек
я из своего ума, столь способного в изучении наук и
сложнейших книг, но такого беспомощного и темного в
предметах благочестия. Насколько лучше ум пусть и более
медлительный, но прилепившийся к Тебе, безмятежно
оперяющийся в гнезде матери-Церкви и взращивающий
крылья любви, питаясь здоровой пищей правой веры.
Господи, Боже мой, "в тени крыл Твоих я возрадуюсь"
(Пс. LXII, 8); Ты понесешь нас от утробы матерей, и до
седины нашей будешь носить (Ис. XLVI, 3, 4), ибо сила
наша — Ты, Господи, мы же сами — наше бессилие.
Ты — благо наше, вне Тебя — безобразность и тлен.
Прилепимся к Тебе — и устоим; рухнем, но сможем
вернуться, ибо вовеки не рухнет дом наш, вечность Твоя.
526