Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
несчастному, не только некоей субстанцией, но даже
жизнью, исходящей не от Тебя, Господи, от Которого —
все. Единство я называл монадой, единым Умом, разде-
ленность же — неопределенной двоицей, источником прес-
туплений и похоти пороков. Я не ведал, что говорил; я
не понимал, что зло несубстанциально, уто ум — не
высшее и неизменное благо. Преступление — это порочное
движение души, побуждающее к действию, в котором душа
стремится к дерзостному самоутверждению; разврат —
необузданная жадность к плотским удовольствиям. Пороч-
ность же души ведет к заблуждениям и ложным мнениям.
Таковой была тогда и моя душа, далекая от истинного
света, а потому и не знавшая истины. "Ты возжигаешь
светильник мой, Господи; Бог мой просвещает тьму мою"
(Пс. XVII, 29); "Всякое деяние доброе и всякий дар
совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого
нет изменения и ни тени перемены" (Иак. I, 17).
Я воспарял к Тебе и падал, ибо "Ты противишься
гордым" (I Пет. V, 5). А что может быть большей гордыней,
чем полагать себя единосущным Тебе? Я видел, что природа
моя изменяема, поскольку стремился к мудрости затем,
чтобы измениться к лучшему; а коли так, то я дерзнул
вообразить, что изменяем и Ты. А потому я и падал, и
носили меня продувные ветра. Я, "плоть, дыхание, которое
уходит и не возвращается" (Пс. LXXVII, 39), скитался
среди призраков того, чего нет ни в Тебе, ни во мне,
ни в телах. Я вопрошал у своих сограждан, верных чад
Твоих, кощунствуя и пустословя: "Почему заблуждается
душа, сотворенная Богом?" Я не осмеливался спросить:
"Почему заблуждается Бог?", но готов был скорее допустить
эту мысль, чем признать, что сам я, изменяемый и
преходящий, добровольно сбиваюсь с пути, караясь за-
блуждением.
Мне было где-то между двадцатью шестью и двадцатью
семью годами, когда я закончил этот труд, изобилующий
моими фантазиями и телесными образами, чем шум на-
полнял уши сердца моего. Я прислушивался, стараясь
уловить мелодию истины, звучавшую в глубинах души
моей. Я думал о прекрасном и соразмерном, желая услы-
524