Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/526"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
в себе самом ненавистно? Великая тайна — человек, у
которого Тобою "волосы на голове все сочтены" (Мф. X,
30). Впрочем, легче счесть волосы его, чем чувства и
влечения сердца.
Что же до Гиерия, то я хотел бы стать таким оратором,
как он. Я заблуждался в гордыне своей, был "колеблющимся
и увлекающимся всяким ветром учения" (Еф. IV, 14), и
скрыто было от меня руководство Твое. Ибо по правде
я больше любил не его искусство, а ту славу и похвалы,
которые он получал, и если бы за то же самое его ругали
и презирали, я, пожалуй, также отвернулся бы от него.
Вот какова душа, не прилепившаяся к непреложной истине.
Ее несет и кружит, швыряет с места на место бурный
вихрь слов и суждений, застилающих от нее ясный свет
истины. Мне казалось тогда очень важным, чтобы книга
моя стала известна этому человеку. Его одобрение значило
для меня очень много, неодобрение же могло разбить мое
суетное, неприкаянное сердце. Но в то же время, мысленно
возвращаясь к написанному, я приходил в восторг от
своей работы и не нуждался при этом ни в чьих похвалах.
Глава XV
Я не видел главного в искусстве Твоем, "един творящий
чудеса" (Пс. LXXI, 18). Душа моя была в плену у
чувственных образов. Я пока лишь смог определить, поль-
зуясь свидетельствами телесных восприятий, что есть "пре-
красное" само по себе, и что — "соразмерное", хорошо
согласующееся с другими. Затем привлекла меня природа
души, но ложные представления о духовном мире застили
мне истину. Истина была рядом, перед глазами, но я
отвращал свой взор от бестелесного к линиям и краскам,
и к большим предметам. Не видя этого в душе, я думал,
что нельзя увидеть и душу. Любя согласие, порождаемое
добродетелью, я находил в нем единство, в раздоре же,
следствии порока, — разделенность. Первое я полагал
гармонией ума, истины и высшего блага, второе — не-
разумием и высшим злом, причем зло казалось мне,
523