Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
что фортуна чем-либо содействует к своему собственному
презрению? Если ты думаешь так, то я скажу, что жаждущий
мудрости всячески нуждается в фортуне.
— Думаю, что именно благодаря ей он сделается таким,
что будет в состоянии презирать ее; и это не представляет
никакой несообразности. Ибо точно так же, когда мы
малы, нам необходимы материнские сосцы, которые делают
так, что после мы без них можем жить и здравствовать.
— Наши мнения, — отвечал он, — если мы друг
друга понимаем, совпадают. Но кому-нибудь, может быть,
кажется необходимым точнее обозначить, что как фортуну,
так и сосцы заставляют нас презирать не сами сосцы или
фортуна, а нечто другое.
— Не велик труд, — говорю я, — употребить и другое
сравнение. Как никто не может переплыть Эгейское море
без корабля, или какого-либо иного перевозочного средства,
или вообще (не исключая и самого Дедала) без каких-либо
приспособленных к этому орудий, или без какой-либо
сокровеннейшей силы, хотя бы, предполагая достигнуть
только этого, он готов был бросить и презреть все то,
посредством чего перебрался, так точно и всякому, кто
пожелал бы достигнуть гавани мудрости и стать на твердую
и спокойную почву, по моему мнению необходимо для
достижения желания иметь фортуну, потому что он не
будет в состоянии это сделать, если будет, к примеру,
слеп и глух, а это находится во власти фортуны. Но когда
он достиг этого, то хотя бы и казался нуждающимся в
некоторых вещах, относящихся к телесному здоровью,
несомненно нуждается в них не для того, чтобы быть
мудрым, а для того, чтобы жить между людьми.
— А по моему мнению, если кто слеп и глух, тот
даже вправе презирать и изыскание мудрости, и самую
жизнь, ради которой мудрость ищется.
— Однако, коль скоро наша жизнь находится во власти
фортуны, и так как только живой человек может быть
мудрым, то не следует ли признать, что нужно ее пок-
ровительство, чтобы нам дойти до мудрости?
— Но если мудрость, — заметил Алипий, — необходима
только живущим, а как только жизнь завершена, в мудрости
49