Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ей велел. Лишь слезы могли утешить меня, они одни
стали отрадой души моей.
Глава V
Теперь, Господи, все это уже позади; время залечило
рану мою. Позволь же приблизить слух сердца моего к
устам Твоим и услышать от Тебя, непреложной Истины,
почему слезы столь сладостны несчастным? Или Ты,
вездесущий, сторонишься наших бед? Ты пребываешь в
Себе, нас же кружит вихрь испытаний. Но, однако же,
стенания наши достигают слуха Твоего. Так почему посевы
горестей наших дают сладкие всходы, почему находим мы
отраду в стенаниях и плаче, вздохах и сетованиях скорби?
Возможно, потому, что надеемся при этом быть услышан-
ными Тобою? Но для этого существуют молитвы, в которых
ясно выражается это желание. Нет, не затем я плакал об
умершем друге, и не надеялся я, что он оживет: я просто
скорбел и плакал. Меня постигло несчастье, и оставила
меня радость моя. И слезы мои были горьки, и радовали
лишь потому, что опротивело все, что прежде было источ-
ником наслаждений.
Глава VI
Зачем говорю я об этом? Сейчас ведь время не сетований
и жалоб, а исповеди перед Тобою. Я был несчастен, как
несчастна всякая душа, прикованная страстью к смертным
предметам; она терзается, когда их теряет, чувствуя, сколь
была бедна, когда обладала ими. В таком состоянии
пребывал я тогда, и горько плакал, в самой горечи находя
успокоение. Я был несчастен, но несчастная жизнь моя
была мне все же дороже моего дорогого друга. Я готов
был изменить ее, если бы это могло вернуть мне друга,
но не готов был расстаться с нею ради него. Я не уверен,
что готов был бы поступить так, как, говорят, поступили
Орест и Пилад (если это только не выдумка), которые
516