Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
от Тебя, Бог отмщения и источник милосердия, обраща-
ющий нас к Себе непостижимыми для нас путями, Ты
взял его из этой жизни, когда столь милой дружбе нашей
не исполнилось и года.
"Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы
Его" (Пс. CV, 2), даже только за благодеяния ему одному?
Что Ты сделал тогда со мною, сколь неисследима бездна
судеб Твоих? Друг мой, заболев лихорадкой, долго бредил
в предсмертном поту; и когда близкие его уже отчаялись
в выздоровлении, они окрестили его. Я же нисколько не
заботился об этом, будучи уверен, что душа его держится
силой моих внушений, оставаясь чуждою того, что сотво-
ряют над его бесчувственным телом. Между тем случилось
так, что друг мой пришел в себя, стал поправляться и,
наконец, выздоровел совсем. Сразу же после этого я
поговорил с ним (что было нетрудно, ибо я почти не
отходил от него — настолько мы были неразлучны), думая,
что он посмеется над случившимся, т. е. над крещением,
которое он принимал в полном беспамятстве, вместе со
мною. Но к моему удивлению он отнесся к моим словам
крайне враждебно и просил прекратить этот разговор.
Пораженный этим и весьма сконфуженный, я отложил
свои рассуждения до лучших времен, когда он совершенно
оправится от своей болезни. Но он был восхищен Тобою
от безумия моего, чтобы спастись у Тебя к моему утешению:
через несколько дней в мое отсутствие у него возобновилась
лихорадка и он умер.
Этот удар сокрушил сердце мое; везде чудилась мне
смерть. Отчизна представлялась мне кладбищем, родной
дом — могилой. Все, что напоминало мне о моем не-
счастном друге, невыразимо мучило меня. Везде искал я
его, и не находил, и все вокруг стало мне ненавистным,
ибо никто не мог мне сказать: "Подожди, он скоро
придет", как это бывало прежде во время его отсутствия.
Я вопрошал душу мою: "Что унываешь ты, душа моя, и
что смущаешься?", и не знала она, что ответить, хотя я
и говорил ей: "Уповай на Бога" (Пс. XLII, 5). Но она
не слушалась меня, ибо друг, которого она любила и
потеряла, был реальнее тех призраков, уповать на коих я
515