Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
то никто из нас не сомневается, что мы не должны ничего
ставить выше этой обязанности. Поэтому скажите пожа-
луйста, какой я, по вашему мнению, провел вчера день?
Вам по крайней мере удалось предаться своим занятиям.
Ибо ты, Тригеций, услаждался творениями Вергилия, а
Лиценций имел досуг сочинять стихи, к которым при-
страстился так, что ради него-то главные образом я и
счел нужным вступить в этот разговор, чтобы философия
(ибо этому теперь уже самое время) взяла и утвердила за
собою в его душе верх не только над поэзией, но и над
всякой другой наукой.
2. Но скажите пожалуйста, не пожалели ли вы меня,
который, отправившись накануне в постель с мыслью
встать только для решения отложенного вопроса и ни для
чего другого, встретил столько неотложных дел по хозяй-
ству, что, занятый ими всецело, едва мог уделить для
своего роздыха два последние часа дня? Поэтому моим
всегдашним мнением было, что человеку мудрому не нужно
ничего, но чтобы сделаться мудрым, весьма необходима
фортуна. Но Алипий, может быть, придерживается иного
мнения?
На это он ответил:
— Мне в точности неизвестно, сколько прав ты ус-
вояешь фортуне. Если для того, чтобы презирать фортуну,
ты считаешь нужной саму же фортуну, то с мнением
твоим согласен и я. А если ты фортуне отводишь единствен-
но то, что можешь лишь при ее благосклонности удов-
летворить необходимым телесным нуждам, то я полагаю
иначе. Ибо в таком случае и не мудрому еще, а только
жаждущему мудрости, можно и при противодействии фор-
туны, и вопреки ее воле брать то, что признаем необ-
ходимым; или же придется допустить, что она господствует
над всей жизнью мудрого, так как и сам мудрый не может
не нуждаться в том, что необходимо для тела.
— Итак, ты утверждаешь, — говорю я, — что фортуна
необходима имеющему любовь к мудрости, но в отношении
к мудрому это отрицаешь.
— Делу не вредит повторение того же, — отвечал он,
— но и я, в свою очередь, спрошу тебя: думаешь ли ты,
48