Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
такого, о чем в Писании сказано: "По образу Нашему,
по подобию Нашему" (Быт. I, 26) — и об этом я ничего
не знал.
Мне неведома была та внутренним образом говорящая
истина, которая судит не по обычаю, а по справедливей-
шему закону всемогущего Бога, определившего для каждого
времени и для каждого народа свои обычаи и нравы,
часто весьма отличные друг от друга. По ней праведны
и Авраам, и Исаак, и Иаков, и Моисей, и Давид, и все
те, кого восхвалили уста Господни. Неправедными же они
кажутся лишь тем строгим судьям, которые привыкли всех
мерить на свой аршин, требующим от всего человечества
тех же представлений о нравственности, что свойственны
их стране и эпохе. Так, человек, незнакомый с доспехами
древних, стал бы прилаживать шлем вместо панциря,
жалуясь на неумелость древних мастеров; другой шумел
бы и возмущался, что ему, по случаю праздника, запрещают
торговать после обеда, хотя с утра никто не препятствовал;
третий, видя, что делается в хлеву, удивлялся бы, что то
же не дозволяется делать за столом. Так же нелепы и те,
кто не верит, что в другие времена праведники могли
поступать так, как сегодня не сделает просто порядочный
человек. Одним Бог заповедал одно, другим — другое, в
соответствии с условиями времени и страны, но и те и
другие служили одной и той же истине. И доспехи
пришлись бы тому человеку впору, знай он, как их одевать,
и одним и тем же делом сейчас можно заниматься, а
позже — нельзя, и многое, что дозволено в хлеву, недо-
пустимо за столом.
Но значит ли это, что меняется сама правда? Никоим
образом, но время, которым она управляет, протекает по
разному. Людям, чей век короток, трудно понять условия
жизни и нравы прежних веков и других народов, согласовать
их с тем, что им известно; если бы речь шла о чем-то
частном, только об одном человеке или об одном дне, то
тут они бы еще смогли усмотреть некоторый порядок и
закономерность, но отнюдь не в целом; там бы они
пришли к согласию, тут же — возмущены. Но тогда я
не понимал этого, не видел очевидного. Я декламировал
505