Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/505"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
ее, искать и домогаться, овладеть ею и крепко-накрепко
к ней прилепиться. И я воспылал этим желанием, и лишь
одно остужало мой пыл: там не было имени Христова,
имени Спасителя и Сына Твоего, которое я, по милосердию
Твоему, Боже, впитал с молоком матери моей; оно запе-
чатлелось в сердце моем, и любая книга, сколь хороша
бы она ни была и какие бы истины ни содержала, но
если не было в ней этого имени — она не завладевала
моими помыслами целиком.
Глава V
Итак, я решил внимательно изучить Священное Писа-
ние, разобраться, что и как. И я увидел нечто, гордым
непонятное, непосвященным темное: дом таинственный с
входом низким. Я не знал тогда, что чем дальше идешь,
тем выше своды, не умел склонить голову, чтобы войти.
Как найти мне слова, чтобы описать охватившее меня
тогда чувство? Слова Писания показались мне слабыми и
грубыми по сравнению с цицероновским стилем. Я был
слишком заносчив, чтобы оценить его простоту, слишком
поверхностен, чтобы проникнуть в сердцевину. Писание
требует детской простоты души и ума взрослого, я же
презрел детское и в своей спеси только мнил себя взрослым.
Глава VI
Так попал я в общество людей горделивых, велеречивых
и плотских. Речи их были — тенета диавола, птичий
клей, сваренный из слогов священных имен: Твоего, Гос-
поди, Сына Твоего Иисуса Христа и утешителя нашего
— Духа Святого*. Эти имена не сходили у них с языка,
* Августин пишет о своем увлечении гностической ересью —
манихейством, синкретическим учением, в основе которого лежал
восточный (прежде всего персидский) дуализм, с большою примесью
христианской риторики, иудейского мистицизма и эллинистического
платонизма.
502