Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/504"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
лживые демоны, осмеявшие их в их же любви к коварству
и лжи.
Глава IV
Проводя жизнь подобным образом и с такими людьми,
я тратил немало времени на изучение книг по красноречию,
легкомысленно и предосудительно мечтая стать известным
оратором. Так, следуя установленному порядку обучения,
дошел я до некоего Цицерона, чей язык (но не сердце)
восхищает многих. Книга его называлась "Гортензий" и
говорилось в ней о прелестях философии: она полностью
изменила состояние мое и молитвы мои к Тебе, Господи,
мои чаяния и надежды. Мне вдруг опротивело все, чем
я занимался до сих пор; я мечтал теперь об одном: о
бессмертной мудрости. Душа моя, проснувшись, стала
оборачиваться к Тебе. Эта удивительная книга учила не
тому, как отточить язык (за это платились сейчас, в мои
девятнадцать лет, материнские деньги — отец умер двумя
годами раньше); не тому, как говорить, а тому, что говорить
— вот чему учил "Гортензий". То был порыв к Тебе,
Господи, порыв от всего земного, хотя я еще не понимал
вполне, что только у Тебя "премудрость и сила" (Иов.
XII, 13). Любовь к премудрости —так переводится "фило-
софия" с греческого, и эту любовь зажгло во мне сочинение
Цицерона.
Есть немало людей, вводящих в заблуждение своею
философией, прикрывающих и приукрашающих этим вели-
ким и честным именем свои ошибки, и именно таких
философов изобличал автор в своей книге. О таких спа-
сительно предупреждает и Дух Твой через верного и
благочестивого раба Твоего: "Смотрите, (братия,) чтобы
кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по
преданиям человеческим, по стихиям мира, а не по Христу;
ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно" (Кол.
П, 8, 9). Но тогда, Господи, свет сердца моего, я не знал
еще слов апостольских; я наслаждался этой книгой, ибо
она учила меня любить не ту или иную философскую
школу, но саму мудрость как таковую. Она увещала любить
501