Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
КНИГА ТРЕТЬЯ
Глава I
Я прибыл в Карфаген и стали обуревать меня пагубные
страсти преступной любви. Еще не предавался я этой
любви, но она уже укоренилась во мне. Я искал, что бы
полюбить, ибо уже любил любить; прямой же и законный
путь любви был мне противен. Я испытывал внутренний
голод по пище духовной, по Тебе, Господи, но не этим
голодом я томился. Я не стремился к нетленной пище,
но не потому, что был ею насыщен: чем более я голодал,
тем более и брезговал ею. Поэтому больна была душа
моя: вся в струпьях, желала она чесаться о внешние и
чувственные предметы, но не будь и у них души, как бы
могла она их полюбить?
Любить и быть любимым — значило для меня овладеть
предметом моей любви. И я мутил источник дружбы
грязью похоти, туманил ее чистое зерцало адским дыханием
страстей. Как я хотел, мерзкий и бесчестный в жалкой
суетности своей, казаться благородным и достойным! Я
жаждал весь погрузиться в любовь. Боже милосердный,
сколько горечи, в безмерной благости Твоей, добавил Ты
мне в эту сладость! Я испытал и любовь, и взаимность,
и прелесть наслаждения, и радостное скрепление гибельной
связи, а вслед затем — и подозрения, страхи, гнев, ссоры
и жгучие розги ревности.
Глава II
Еще увлекали меня театральные зрелища, полные кар-
тинок из моей бедственной жизни, которые разжигали
пламень страстей. И вот, театр стал моим излюбленным
местом. Но почему человек так желает печалиться, видя
изображения горестных и трагических событий, хотя сам
испытать все это отнюдь не стремится? Так или иначе,
но зрителю хочется испытывать печаль, и эта печаль
услаждает его. Удивительное безумие! Притом, чем скорее
498