Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
подобном и не помышляли! Но тот же отец не обращал
ни малейшего внимания на то, каким я росту, сколь чист
я пред очами Твоими, как преуспел в духовной жизни;
он желал одного: чтобы я был красноречив, хотя бы для
этого мне пришлось вовсе оставить Тебя, вернее, я был
бы оставлен попечением Твоим, Господи, единый и истин-
ный хозяин нивы Твоей — души моей.
Итак, мне шел шестнадцатый год и я, забросив на
время занятия, жил в родительском доме в совершенной
праздности; тут-то терния похотей буйно разрослись в
голове моей, и не было рядом никого, кто выкорчевал
бы их милосердной рукою. Более того, отец мой, увидев
в общественных банях, что я достиг уже возмужалости,
обрадовался и тут же сообщил об этом матери, будто бы
мечтая уже о будущих внуках, радуясь тому опьянению,
в котором мир забывает Творца своего, предпочитая Творцу
сотворенную Им тварь и оставляя духовное наставление
святых заповедей Божиих ради пучины плотских похотей.
Но Ты уже положил в сердце матери моей основание
храма Твоего и начало святого жилища Твоего. Я был
тогда еще только оглашенным, а потому мать, объятая
благоговейным трепетом, зная, что я еще не был в числе
верующих, боялась за меня, чтобы я не пошел по кривым
путям, по которым ходят отвратившиеся от Тебя.
Увы мне! Как посмел я говорить, что Ты, Господи,
безмолвствовал, когда я удалялся от Тебя? Неужто же это
было безмолвием, когда Ты говорил со мною через верную
рабу Твою, мою мать? Но и этот голос не проникал в
сердце мое, и я не внимал ему. Мать заботливо внушала
мне, когда мы оставались наедине, чтобы я остерегался
прелюбодеяний, в особенности же с замужними жен-
щинами. Но эти материнские советы казались мне чем-то
слишком женским, и я стеснялся прислушиваться к ним.
Между тем, то был голос Твой, но я не замечал этого и
не мог понять. Я думал, что она говорит от себя, и в
лице рабы Твоей ее сын уничижал Тебя. С безумным
ослеплением хватался я за все дурное, стыдясь, что среди
сверстников моих было немало более порочных, чем я.
Странное это было общество: здесь гордились пороками
491