Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/49"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
этот допрос. Если он, как мне думается, был излишним,
то тем более излишне было отвечать на него, если же
имелась в виду какая-либо цель, но я не смог ее себе
уяснить, то прошу тебя не побрезговать принять на себя
обязанность наставника.
— Ты помнишь, — отвечал я, — что вчера я обещал
говорить об известных словах после. Но теперь солнце
убеждает меня упрятать в ящик выложенные для детей
игрушки, тем более, что я и выкладывал их скорее для
украшения, чем для продажи. Теперь, прежде чем стилем
нашим овладеет мрак, обыкновенный покровитель ака-
демиков, я желал бы установить между нами с полнейшей
ясностью тот вопрос, для рассмотрения которого нам
нужно будет встать с утра пораньше. Итак, прошу ответить
мне: думаешь ли ты, что академики имели точное пред-
ставление об истине, но не хотели безрассудно открывать
его душам несведущим или нечистым? Или же они так
и думали, как излагается в их рассуждениях?
На это он сказал:
— Что они говорили искренне, это я докажу со всей
основательностью. Насколько можно заключить по книгам,
ты лучше меня знаешь, что они обыкновенно обнаруживали
в словах свое мнение. А если ты спрашиваешь меня о
моем личном мнении, то я думаю, что истина еще не
найдена. Прибавлю даже (хотя ты спрашивал об ака-
демиках), что, как я полагаю, она и не может быть
найдена, и это не только по засевшему — как почти
всегда ты укорял — во мне мнению, но и на основании
авторитета многих, в том числе и знаменитейших фило-
софов, пред которыми, не знаю, слабость ли наша, или
их прозорливость заставляет нас преклонять головы, хотя
нам и следовало бы уже убедиться самим, что найти
ничего нельзя.
— Вот этого-то я и желал, — отвечал я. — Ибо
опасался, чтобы состязание наше не осталось односто-
ронним, если бы и ты оказался одного со мною мнения;
потому что тогда не было бы никого, кто с противной
стороны побуждал бы овладевать предметом, чтобы по
возможности лучше рассмотреть его. Если бы это случилось,
46