Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
венного, предан Ему верой, уповает на Него надеждой и
ищет Его любви.
55. Если все это так, то убеждаю вас, возлюбленные
и ближние мои, убеждаю вместе с вами и себя самого,
стремиться с возможной для нас скоростью к тому,
стремиться к чему убеждает нас Бог своей премудростью.
Не будем любить мира, потому что все, fro в мире —
похоть плотская, похоть очей и гордость житейская. Не
будем любить другим и самим себе вредить плотскими
удовольствиями, чтобы не подпасть бедственнейшему пов-
реждению от скорбей и мук. Не будем любить раздоров,
чтобы не быть преданными во власть радующихся этому
ангелов, на унижение, одоление и наказание. Не будем
любить видимых зрелищ, чтобы не быть вверженными во
тьму кромешную за уклонение от самой истины и любовь
ко мраку.
Пусть религия наша не будет состоять в собственных
наших призраках. Ибо лучше хоть что-нибудь действитель-
ное, чем все, что только может быть измышлено нашим
произволом. Лучше действительная соломинка, чем свет,
созданный пустым воображением по желанию человека,
способного к предположениям; и все-таки соломинку,
которую мы ощущаем и к которой прикасаемся, считать
достойной почитания — дело безумное.
Пусть не будет нашей религией и почитание произве-
дений человеческих. Гораздо лучше сами художники, соз-
дающие подобные произведения, и все же мы их не
должны чтить.
Пусть не будет нашей религией и почитание животных.
Лучше их самые последние из людей, и все же не должны
мы чтить и их.
Пусть не будет для нас религией и почитание умерших
людей; потому что если они жили благочестиво, то не
следует о них думать так, чтобы они искали подобных
почестей; напротив, они хотят, чтобы мы чтили Того, Кем
просвещаемые, они радуются, если и мы делаемся участ-
никами их заслуг. Отсюда, их чтить должно ради религии.
Если же они жили дурно, то и не заслуживают почтения,
где бы они не были.
464