Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/461"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
бы, что такого света нельзя ни видеть чувственными
глазами, ни мыслить в связи с каким-нибудь пространст-
венным протяжением, но что он всюду ожидает ищущих
его и что несомненнее и яснее его нет ничего.
Все это, что мною сказано сейчас об этом умственном
свете, очевидно для нас опять-таки не и^аче, как при
помощи того же света. Ибо при его посредстве я понимаю,
что сказанное истинно, и то, что я понимаю это, я
понимаю опять же при его посредстве. Я понимаю, что
это "опять и опять" продолжается в бесконечность, ибо
каждый понимает, что он что-нибудь да понимает, даже
и это самое "опять", — понимаю, что в этой бесконечности
нет никаких расстояний, доступных для какого-нибудь
возбуждения, или быстроты; понимаю наконец, что я могу
понимать не иначе, как при условии жизни и что понимая
я становлюсь жизненнее. Ибо вечная жизнь превосходит
временную жизнь своей жизненностью, а что такое веч-
ность, это я созерцаю благодаря только тому, что я
понимаю. Умственным взором я отделяю от вечного всякую
изменчивость и в самой вечности не различаю никаких
промежутков времени, так как промежутки времени состоят
из прошедших и будущих изменений предметов. Между
тем, в вечном нет ни преходящего, ни будущего; ибо что
проходит, то уже перестает существовать, а что будет, то
еще не начало быть. Вечность же только есть, — она ни
была, как-будто ее уже нет, ни будет, как-будто доселе
ее еще не существует.
50. Если мы еще не можем вступить в нее, возгнушаемся
по крайней мере своих призраков и удалим от умственного
взора такие ничтожные и обманчивые забавы. Воспользу-
емся теми путями, которые Божественный промысел бла-
говолил учредить для нас. Ибо услаждаясь до излишества
забавными измышлениями, мы осуетились измышлениями
своими и всю жизнь свою обратили как бы в некоторые
пустые сновидения: поэтому неизреченное божественное
милосердие, принимая во внимание то, что разумная тварь
служит своим законам, благоволило, так сказать, занимать
нашу детскость притчами и сравнениями при помощи
звуков и букв, а также огня, дыма, облака и столпа
458