Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
его многие, то уже не его хвалят, а смеются над остальными,
которые не могли разгадать его фокусов. Таким образом,
победа остается на стороне знания, искусства и постижения
истины, которую ни в коем случае не достигнут те, которые
ищут ее где-нибудь вовне.
Итак, в подобные пустяки и мерзости мы погружены
до такой степени, что хотя на вопрос, что лучше —
истина или обман, мы отвечаем единогласно, что лучше
истина, однако забавам и игрищам, в которых мы услаж-
даемся чем-то не истинным, а призрачным, мы преданы
бываем гораздо охотнее, чем заповедям самой истины.
Таким образом, мы наказываемся собственным своим судом
и собственными устами, одно одобряя разумом, а другому
следуя по суетности. Забавным и смешным что-либо оста-
ется до тех пор, пока мы знаем, подражание какой истине
в нем осмеивается. Но, любя подобные забавы, мы откло-
няемся от истины и уже не разумеем, каким подражают
они предметам, на которые мы смотрим, как на прекрасные
первообразы, и отклоняясь от которых погружаемся в
собственные призраки. Призраки эти встают перед нами,
когда мы обращаемся к поиску истины, и мешают нам
продолжать путь, угрожая не силой, а великими оковами
тем, которые не понимают, как широко значение изречения:
"Храните себя от идолов" (1 Иоан. V, 21).
Из-за этого одни пустой мыслью носились в бесчислен-
ных мирах, другие полагали, что Бог не может быть ничем
иным, как огненным телом, третьи, в связи со своими
призраками, баснословили, что Бог есть сияние света,
разлитое всюду по бесконечному пространству, но, так
сказать, расщепленное в одном пункте неким черным
клином, — баснословили так, представляя себе два враж-
дебные царства и устанавливая для вещей два враждебные
начала. И если бы я заставил их поклясться, знают ли
они, что это истинно, может быть поклясться они бы и
не осмелились, а сказали бы в свою очередь: "Покажи
же нам ты, что истинно". Если бы в ответ я не сказал
ничего, кроме: "Ищите света, при посредстве которого
вам станет ясно и понятно, что одно дело — верить, и
другое — разуметь"; то в этом случае и сами они поклялись
457