Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/456"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
что мы сами: следовательно, не тело в человеке должно
быть предметом искомым и желанным. В этом отношении
имеет силу заповедь не желать чего-либо ближнего своего.
По этой причине, если кто-нибудь в ближнем любит не
то, что есть он сам для себя, тот любит его не как самого
себя. Отсюда, природа человеческая должна быть любима
сама по себе, помимо плотских условий, должна быть или
совершенствуема, или совершенна. Перед лицом единого
Бога Отца родственны между собою все, которые любят
Его и творят волю Его. А взаимно друг для друга все
они и отцы, когда дают одни другим советы, и сыновья,
когда друг другу повинуются, но преимущественно —
братья, потому что заветом своим призывает их к одному
наследию один Отец.
47. Отчего же не быть человеку непобедимым, когда
он, любя другого человека, любит в нем исключительно
только человека, т. е. творение Божие, созданное по образу
Божьему, и когда видит в нем ту самую совершенную
природу, которую любит, если совершен сам? Так, напри-
мер, если кто-нибудь любит человека, хорошо поющего,
не того или другого в частности, а вообще всякого хорошо
поющего: в этом случае он, если только сам — совер-
шенный певец, желает, чтобы и все были певцами же,
чтобы для него не было недостатка в том, что он любит,
как хороший певец. Ибо, если он завидует какому-либо,
кто хорошо поет, то любит уже не пение, а или похвалу,
или что-нибудь другое, чего он желал бы достигнуть
хорошим пением и что у него могло бы быть уменьшено
или же совсем отнято, если бы начал хорошо петь кто-либо
другой. Поэтому тот, кто завидует хорошему певцу, тот
его не любит, но, с другой стороны, кто в хорошем певце
нуждается, тот сам поет неважно.
Гораздо лучше это может быть видно на человеке,
живущем добродетельно, потому что он уже никому не
может завидовать: ибо чем добродетельные люди обладают,
то в такой же мере доступно и для всех и нисколько не
становится меньшим от того, что им обладают весьма
многие. Возможны случаи, когда и хороший певец не
может петь, не роняя своего достоинства, и нуждается в
453