Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/455"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
бы рабом, и рабом не человека, а, что гораздо постыднее,
такого гнусного и отвратительного порока, вследствие
которого не любил бы человека так, как должен быть
любим человек. Под властью этого порока он проводил
бы свою жизнь до самого конца, или, лучше, до смерти.
Но и человека не так должен любить человек, как
любят плотских братьев или сыновей, или*супругов, или
каких-нибудь знакомых, родственников или сограждан.
Такого рода любовь — любовь временная. Мы не имели
бы никаких подобных отношений, возникающих с рож-
дением и уничтожающихся со смертью, если бы природа
наша, пребывая в заповедях и в подобии Богу, не впала
в состояние настоящего повреждения. Поэтому, призывая
нас к первобытному и совершенному естеству, сама Истина
заповедует нам противоборствовать плотским привычкам,
ибо никто не достигнет царства Божьего, если не возне-
навидит плотских уз. И это никому не должно показаться
бесчеловечным, потому что гораздо более бесчеловечно —
любить в человеке не то, что есть человек, а то, что есть
сын, т. е. не то, что касается Бога, а то, что касается
самого себя. Что же удивительного, если тот, кто любит
частное, а не общее, царства небесного не достигает? "Но,
— скажет кто-нибудь, — лучше любить то и другое",
"Нет, — говорит Бог, — лучше любить одно". Ибо Истина
весьма истинно говорит: "Никто не может служить двум
господам" (Мф. VI, 24). Действительно, никто не может
полным образом любить то, к чему мы призываемся, если
только не возненавидит того, от чего мы отвлекаемся.
Призываемся же мы к совершенной человеческой природе,
какой создал ее Бог до грехопадения, а отвлекаемся от
любви к той, которую мы заслужили грехом. Поэтому мы
должны возненавидеть то, от чего желаем быть свободными.
Возненавидим же временные узы, если мы одушевлены
любовью к вечности. Пусть человек любит ближнего, как
самого себя. Конечно, никто самому себе не бывает ни
отцом, ни сыном, ни свойственником, ни чем-нибудь
другим подобным, а только человеком. Отсюда: кто любит
кого-нибудь, как самого себя, тот должен любить в нем
то, что есть он сам для себя. Но тела наши — не то,
452