Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
И действительно, они рабски служат троякой похоти:
похоти плоти, похоти гордости и похоти очей. Я не
допускаю, чтобы в числе людей, по мнению которых не
следует ничего чтить, оказался кто-нибудь, кто бы или не
был предан плотским радостям, или не раболепствовал бы
перед пустым могуществом, или не безумствовал бы под
влиянием какого-нибудь зрелища. По неведению люди так
любят временное, что от него ждут блаженства. А всякий
волей-неволей становится рабом по необходимости тех
предметов, при помощи которых желает сделаться блажен-
ным. Ибо он следует туда, куда они увлекают его, и
боится всякого, кто, как им кажется, может у него их
похитить. А похитить их могут и искорка огня, и какое-
нибудь маленькое животное. Наконец, не говоря о бес-
численных несчастьях, само время с необходимостью
уничтожает все преходящее. Итак, поелику настоящий мир
заключает в себе предметы только временные, то те
являются рабами всех частей мира, кто не признают ничего
заслуживающим почитания, чтобы не быть рабами ничего.
При всем том, хотя эти несчастные и находятся в такой
ничтожности, что позволяют порокам своим господствовать
над собой, осуждаемые на то или похотью плоти, или
гордостью, или любопытством, или всем этим одновре-
менно, однако, пока остаются с этой привязанностью к
человеческой жизни, они могут еще вступить в борьбу с
пороками и победить их, если только наперед уверуют в
то, что не в силах понять, и если перестанут любить мир,
ибо, как прекрасно сказано, "все, что в мире: похоть
плоти, похоть очей и гордость житейская" (1 Иоан. II,
16). В этих словах обозначены три указанные страсти, а
именно: похоть плоти означает поклонников низших удо-
вольствий, похоть очей —любопытных, гордость житейская
— гордых. Отсюда: человеку, которого восприняла сама
Истина, указано остерегаться троякого искушения. "Скажи,
— говорит искуситель, — чтобы камни сии сделались
хлебами". Но этот единый и единственный учитель отвечает:
"Не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом,
исходящим из уст Божиих" (Мф. IV, 3, 4). Так показал
он, что должно быть побеждаемо желание удовольствия,
440