Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/438"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
будет. Если кто-нибудь думает, что весло в воде прелом-
ляется, а когда оттуда извлекается, делается целым, то в
этом случае не орган зрения его худ, а сам он — худой
судья. Ибо по самой своей природе он не мог и не
должен был ощущать в воде иначе: если, в самом деле,
воздух одно, а вода — другое, то совершенно естественно,
чтобы ощущение в воде было иное, чем в воздухе. Сле-
довательно, взор действует правильно, ибо он и создан
для того, чтобы только видеть, но превратно действует
дух, которому для созерцания высшей красоты дарован
ум, а не глаз. Между тем, он ум хочет обратить к телам,
а к Богу глаза, ибо телесное он стремится понять умом,
а духовное видеть глазами, чего быть не может.
34. Эта превратность должна быть исправлена, потому
что если человек не переставит первое на место второго
и наоборот, он не будет удостоен небесного царства. Не
будем же искать высшего в низшем и привязываться к
самому низшему. Будем судить о нем так, чтобы не быть
осужденными вместе с ним, т. е. будем приписывать ему
столько, сколько внешний образ заслуживает, чтобы ища
первого в самом последнем, не стать из первых в число
последних. Последним ничто не вредит, но нам вредит
весьма многое. Однако, домостроительство Божественного
промысла от того не делается менее стройным, ибо и
несправедливые управляются им справедливо, и безобраз-
ные — прекрасно. Хотя красота видимых предметов и
обманывает нас, потому что она поддерживается единством,
но не вполне выражает единство, однако поймем, если
только можем, что обманываемся мы не тем, что есть, а
тем, чего нет. Всякое тело — тело, без сомнения, истинное,
обманчиво только единство. Ибо всякое тело не вполне
едино, или не настолько подходит к нему, чтобы вполне
его выражать; и, однако, оно не было бы и телом, если
бы не было в той или иной мере единым. Но само собой
понятно, что оно не могло бы быть единым хотя бы в
какой-нибудь мере, если бы не получило единства от Того,
Кто — высочайшее единство.
О, души упрямые! Укажите мне того из вас, чей
умственный взор свободен был бы от воображения плотских
435