Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
в настоящей жизни вступить в общение. Таков уж закон
Божественного промысла, что никто не вспомоществуется
со стороны высших в познании и принятии благодати
Божией, кто сам с чистым сердцем не содействовал в том
же самом низшим. Таким образом, после нашего греха,
который под именем грешника совершила сама природа,
человеческий род сделался великим украшением земли, и
Божественным промыслом управляется так прекрасно, что
неизреченное искусство его врачевания самую мерзость
наших пороков обращает в своего рода красоту.
29. О благодетельности авторитета мы сказали уже
достаточно, теперь же посмотрим, как далеко может
заходить разум на пути от видимого к невидимому и от
временного к вечному. В самом деле, не напрасно же и
не попусту должны мы смотреть на красоту неба, на
порядок звезд, на сияние света, на смены дня и ночи,
на фазы луны, на четырехчастное деление года, соответ-
ствующее четырем элементам, на такую великую силу
семян, производящих виды и особи, и, наконец, на все,
сохраняющее в своем роде собственный образ и природу.
В рассмотрении всего этого должно не тешить праздное
и минутное любопытство, а поступательно направляться к
бессмертному и вечно сущему. Ибо самой близкой для
нас задачей служит разрешение вопроса, что такое эта
жизненная природа, которая все это ощущает и которая,
оживляя тело, необходимо, конечно, должна быть выше
тела. Ведь как бы огромно ни было какое-нибудь тело,
пусть даже оно блещет этим видимым светом больше
обыкновенного, но раз в нем нет жизни, оно не должно
цениться высоко: всякая живая сущность по закону природы
ставится выше безжизненной.
Но так как никто не сомневается, что и неразумные
животные живут и чувствуют, то в человеческом духе
наибольшую цену имеет не то, чем он ощущает, а то,
чем он судит о чувственном. В самом деле, весьма многие
животные и видят острее, и другими телесными органами
владеют сильнее, чем люди, но судить о телах есть свойство
не только души чувствующей, но и разумной, которой
животные не имеют и которой мы их превосходим. Это
427