Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/43"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
— Я действительно желал бы, насколько позволяют
мои силы, помочь сколько-нибудь защищаемой вами сто-
роне, если бы не ваша неудача, которая, как плохое
предзнаменование, приводит меня в смущение. Впрочем,
если надежда не обманывает меня, я легко избегу этой
опасности. Меня ободряет при этом то обстоятельство,
что теперешний противник Академии принял на себя
обязанности Тригеция, почти уже побежденного, но ко-
торый теперь в вашем сознании вероятно уже обратился
в победителя. Более боюсь я того, что мне нельзя будет
избежать упрека и в пренебрежении обязанности остав-
ленной, и в бесстыдном принятии на себя новой. Вы,
полагаю, не забыли, что на меня была возложена обязан-
ность судьи.
На это Тригеций отвечал:
— То само по себе, а это само по себе. Мы просим,
чтобы ты на некоторое время считал себя частным лицом.
— Изволь, потому что, желая избежать бесстыдства
или небрежности, я впал бы в сети гордыни, порока
самого худшего, если бы предоставленную мне вами честь
удерживал долее, чем вы позволяете.
9. Итак, я желал бы, чтобы ты, строгий обвинитель
академиков, объяснил мне принятую на себя обязанность,
т. е. защищая кого ты на них нападаешь? Ибо я опасаюсь,
что, опровергая академиков, ты желаешь доказать, что ты
сам академик.
— Ты, полагаю, хорошо знаешь, — отвечал я, — что
обвинителей есть два рода. Если Цицерон по скромности
сказал, что он потому только является обвинителем Верреса,
что желает быть защитником сицилийцев, то из этого еще
не следует, чтобы обвиняющий кого-либо непременно при
этом защищает другого.
— Ругать легче, чем утверждать. Есть ли у тебя свое
определенное мнение по этому вопросу?
— На это, — говорю я, — ответить легко, а особенно
мне, для которого такой вопрос не является неожиданным.
Обо всем этом я уже рассуждал с собою, думал долго и
много. Поэтому выслушай, Алипий, то, что полагаю, ты
уже прекрасно знаешь: я вовсе не желаю, чтобы состязание
40