Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
от ощущения этой своего рода супружеской сладости, когда
душа его соединяется с воспоминанием о прошлом и
покрывается стыдливым покровом, так что не по принуж-
дению живет добродетельно, а хотя бы и все извиняли
ее, не желает грешить; четвертый — время, когда человек
делает то же самое, но гораздо тверже и последовательнее,
и является мужем совершенным, способным и подготов-
ленным к перенесению всяческих напастей, бурь и тре-
волнений мира сего; пятый — период мирный и во всех
отношениях покойный, когда человек живет в богатстве
и изобилии неизменяемого царства высшей и неизреченной
мудрости; шестой — время всестороннего изменения для
вечной жизни, когда человек, вполне забывая о временной
жизни, переходит в форму совершенную, созданную по
образу и подобию Божию; седьмой — уже вечный покой
и вечное блаженство, не различаемое никакими возрастами.
Ибо как концом ветхого человека служит смерть, так
концом нового человека служит вечная жизнь; потому что
первый — человек греха, а второй — праведности.
27. Но оба эти человека, без всякого сомнения, сущес-
твуют так, что в состоянии одного из них, т. е. человека
ветхого и земного, может жить человек в течение всей
своей жизни, а в состоянии нового и небесного человека
никто не может жить в настоящей жизни иначе, как
вместе с человеком ветхим: ибо с него он по необходимости
начинает и в соединении с ним продолжает жизнь до
самой видимой смерти, причем один из них слабеет, а
другой преуспевает. Так же точно и весь человеческий
род, жизнь которого от Адама до конца настоящего века
есть как бы жизнь одного человека, управляется по законам
Божественного промысла так, что является разделенным
на два рода. К одному из них принадлежит толпа людей
нечестивых, носящих образ земного человека от начала
до конца века. К другому — род людей, преданных
единому Богу, но от Адама до Иоанна Крестителя про-
водивших жизнь земного человека в некоторой рабской
праведности; его история называется ветхим заветом, так
сказать обещавшим земное царство, и вся она есть не
что иное, как образ нового народа и нового завета,
425