Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Таким образом, как некоторые извращенные люди любят
больше стих, чем само стихотворное искусство, потому
что послушны более чувству слуха, чем разуму, так же
точно многие любят временное, а не стремятся познать
Божественный промысел, создавший времена и управля-
ющий ими, и в самой любви своей временных предметов
не хотят, чтобы уничтожалось то, что они любят, и в
этом случае являются настолько же глупыми, как если бы
кто-нибудь при чтении прекрасного стихотворения захотел
слушать один и тот же, постоянно повторяющийся слог.
Но таких слушателей стихотворений не существует; между
тем, подобных почитателей телесных предметов полным-
полно: нет человека, который не был бы в состоянии
выслушать не только строфу, но даже целое стихотворение,
тогда как объять мыслью целый ряд веков не в силах ни
один человек. Притом, мы не играем роли в стихотворении,
между тем как в течении веков осуждены быть действу-
ющими лицами. Отсюда стихотворение читается нами с
критическим суждением, века же проходят для нас в труде
и болезнях. А ведь ни одного побежденного не радуют
атлетические игры, и однако же они красивы, хотя и
соединены были для него с позором. Но это только
некоторое подобие истины. Поэтому именно подобные
зрелища и воспрещаются нам, чтобы, обольщаемые тенями
предметов, мы не отдалялись бы от самих предметов,
тенями которых они служат. Итак, устроение вселенной
и управление ею не нравятся только душам нечестивым
и осужденным, но они, даже и при существовании в мире
злополучий, нравятся многим душам или достигшим победы
на земле, или без опасения взирающим на небо: ибо
праведному приятно все справедливое.
23. Отсюда: так как всякая разумная душа или несчастна
вследствие своих грехов, или же блаженна вследствие своих
праведных дел, а всякая неразумная душа или уступает
сильнейшему, или повинуется лучшему, или приравнивается
к равному, или создает соперничающего, или вредит уже
преступному, и так как, наконец, тело служит своей душе
настолько, насколько это допускается ее достоинствами и
строем вещей, то ни в какой природе нет зла, а злом
420