Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/41"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Тогда Тригеций, заметив, что лица наши уже достаточно
просветлели, сказал:
— А почему бы нам не пожелать достойному человеку,
чтобы Бог дал ему разумение прежде, чем он сам станет
Его об этом молить? Только веруй, Лиценций, потому что
когда ты не находишь, что отвечать, а между тем еще
желаешь быть победителем, то кажешься 'мне человеком
маловерным.
Мы рассмеялись, а Лиценций тут же парировал:
— Давай, блаженный ты наш, рассказывай нам о том,
как ты не только истины не находишь, но даже и искать
ее не собираешься!
Когда от этой шутливой перебранки юношей нам всем
стало веселей, я сказал:
— Вникни же в вопрос и снова вступи на ту же дорогу
с большей, если можешь, твердостью и силой.
— Готов, — отвечал он, — насколько могу. Предпо-
ложим, что тот, кто смотрит на моего брата, благодаря
молве прослышал, что он похож на отца; может ли он
быть назван безумным или нелепым?
— А, по крайней мере, глупым, — говорю я, — может
быть назван?
— Нисколько. Разве что он стал бы утверждать, что
знает это. Если же он примет лишь за вероятное то, что
распространила молва, — его нельзя упрекать ни в каком
безрассудстве.
— Хорошо, давай остановимся несколько на этом
предмете и представим, что все это происходит на наших
глазах. Пусть воображаемый нами человек, кто бы он там
ни был, стоит здесь. Приходит, предположим, твой брат.
Человек спрашивает: "Этот отрок, чей он сын?" Ему
отвечают: "Некоего Романиана". На это он: "Как он похож
на отца! Какие верные дошли до меня об этом слухи".
При этом ты, или кто-нибудь другой спросил бы: "А ты,
мил человек, знаешь ли Романиана?" "Нет, не знаю, —
отвечает он, — однако же сей отрок мне кажется очень
похожим на него"... Смог ли бы кто удержаться при этом
от смеха?
— Никоим образом.
38