Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ного, должно быть отнесено на мой счет, все же, что
изложено будет верно и согласно с истиной, должно быть
приписано единому подателю всех даров, Богу. Так говорю
я не ради красного словца или из показного смирения и
желал бы, чтобы думал таким образом прежде всего ты,
Романиан, хорошо знающий мою душу.
10. Итак, да будет тебе известно и ведомо, что в
религии не могло бы быть никакого заблуждения, если
бы душа вместо Бога не чтила душу или тело, или свои
призраки, или то или иное из них вместе, или все это
сразу; но, временно сообразуясь в настоящей жизни с
человеческим сообществом, помышляла бы о вечной жизни,
почитая единого Бога, который вечно остается неизменяем,
и только при этом условии существует и всякая изменяемая
природа. А что душа может изменяться, впрочем, не
пространственно, а во времени, это каждый знает по своим
душевным движениям. Нетрудно убедиться также и в том,
что изменяемо и тело, и изменяемо во времени и в
пространстве. Наконец, призраки суть не что иное, как
образы, отвлекаемые от внешнего вида тела телесным
чувством, образы, которые при мышлении весьма легко
запечатлеть в памяти так, как они восприняты, или же
разделить на части, умножить или сократить, растянуть
или привести в систему, перетасовать и перепутать как
угодно, но трудно бывает уберечься от них и избежать
их, когда ищешь истины.
Итак, не будем служить твари больше, чем Творцу, и
не будем погибать в собственных помышлениях: в этом
и заключается совершенная религия. Ибо прилепляясь к
вечному Творцу, мы и сами будем по необходимости
преисполняться вечности. Но так как обремененная и
опутанная своими грехами душа сама по себе этого видеть
и достигнуть не может, потому что для получения божес-
твенного в человеческих условиях нет никакой такой
ступени, через которую бы человек от земной жизни
возвысился до богоподобия, то для воспоминания о ее
прежней и совершенной природе, по неизреченному мило-
сердию Божию, и отдельные лица, и даже весь человеческий
род вспомоществуются через измененную по вечным за-
405