Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
вступают столь многие, что людьми всякого рода, отре-
кающимися от богатства и почестей мира сего и жела-
ющими посвятить свою жизнь всецело единому всевышнему
Богу, наполняются некогда необитаемые острова и пустыни;
если, наконец, в столичных и провинциальных городах, в
замках, селах и даже в деревнях и отдельных мызах
проповедуется и становится вожделенным отречение от
всего земного и обращение к единому истинному Богу
настолько открыто, что род человеческий по всему лицу
земли единогласно восклицает ежедневно: 'Торе имеем
сердца ко Господу", то к чему еще будем мы открывать
уста для похмелья от вчерашнего опьянения и у несмыш-
леных мертвецов искать божественных глаголов, пред-
почитая, когда дело доходит до спора, иметь уста, постоян-
но повторяющие имя Платона, чем сердце, исполненное
истины?
4. Поэтому тех, по мнению которых презирать чувст-
венный мир и предочищенную добродетелью душу преда-
вать и покорять всевышнему Богу — дело напрасное или
дурное, нужно опровергать иного рода доводами, если
только вообще с ними стоит толковать. Те же, которые
считают это делом добрым и желательным, пусть познают
Бога, пусть смирятся перед Богом, которым внушена всем
народам вера в подобного рода предметы. Внушить такую
веру и они, конечно, были бы не прочь, если бы только
могли, а если бы не внушили, то не могли бы, по крайней
мере, удержаться от зависти. Итак, пусть же смирятся
перед Тем, Кто сделал это; пусть, отбросив любопытство
и пустое тщеславие, поймут, какое различие существует
между шаткими гаданиями немногих и очевидным спа-
сением и исправлением народов. Ведь, если бы ожили те,
именами которых они так величаются, и увидели, что
храмы полны, а капища опустели, род же человеческий
от временных и преходящих благ призывается и стремится
к упованию на вечную жизнь и к благам духовным и
разумным, то они (если только они были такими, какими
их представляет воспоминание) по всей вероятности сказали
бы: "Вот то, в чем убедить народы мы и не мечтали; мы
398