Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/40"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
предприняв даже попытки возражать, сник от нескольких
моих слов и вопросов. Но я начинаю опасаться, как бы
Алипий не заступил на твое место скорее, чем я бы того
желал. Имея же его своим противником, я буду считать
свое положение не в такой степени безопасным.
— О, если бы, — отвечал он, — я был уже побеж-
денным, чтобы услышать, наконец, а еще лучше увидеть
вас рассуждающими: более счастливого зрелища мне не
может и представиться. Так как вам все это угодно как
бы сливать воедино, а не разливать, потому что выпадающее
из уст вы ловите стилем и не дозволяете, как говорится,
падать на землю, и все это можно будет вам прочитать,
то, когда поднесут это к своим глазам те, между которыми
ведется речь, наполнит ли это превосходное состязание
душу их особой пользой — не знаю, но что наполнит
большим удовольствием, — это точно.
— Благодарим, — сказал я. — Но эта неожиданная
твоя радость заставила тебя необдуманно сказать, что для
тебя не могло бы представиться более счастливого зрелища.
А если ты увидишь своего отца, который, после столь
долгой жажды, припав с большим, чем кто-либо жаром
к философии, станет размышлять и рассуждать с нами об
этом? Лично я буду считать себя в этот момент счаст-
ливейшим из смертных. А ты, что ты будешь чувствовать
при этом?
Тут он прослезился, а когда снова стал в состоянии
говорить, подняв руки и глаза к небу, сказал:
— Когда, о Боже, увижу я это? Но надежды на Тебя
не должно терять ни в чем.
На какое-то время мы все, забыв о предмете нашего
состязания, готовы были отдаться слезам, но, преодолевая
взволнованность и приходя в себя, я сказал:
— Мужайся и соберись с силами, запастись которыми
я и прежде советовал тебе, будущему защитнику Академии,
— запастись не для того, разумеется, чтобы дрожь охватила
твои члены еще до звука трубы или чтобы из желания
посмотреть на чужое, ты тотчас же пожелал бы сдаться
в плен.
37