Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
себя саму, разумеется, не оставляющая. Следовательно,
душа не умирает.
10. Но, может быть, мы должны считать, что душа —
это только некоторая организация тела, как думали иные?
Но подобное представление никогда не пришло бы им на
ум, если бы той же самой душою, отрешенной и очищенной
от телесных привычек, они были бы в состоянии созерцать
то, что существует истинно и пребывает неизменным. Ибо
кто, пристально всматривающийся в себя не испытал, что
он тем более здраво понимает чтобы то ни было, чем
более бывает в состоянии отвлечь и освободить умственное
внимание от телесных чувств? Этого никак не могло бы
случиться, если бы душа была организацией телесной. Ибо
такая вещь, которая не имела бы своей собственной
природы и не была бы субстанцией, а была бы присуща
субъекту — телу, как его цвет и форма, никоим образом
не усиливалась бы, отстраняясь от этого самого тела для
восприятия постигаемого только умом, а насколько могло
бы тело, настолько же могла бы усматривать и она, и
посредством такого созерцания становилась бы лучше и
превосходней. Ибо форма, или цвет, или даже самая
организация тела, которая представляет собою определенное
смешение известных четырех стихий, из которых состоит
само тело, никоим образом не может отстраниться от того,
в чем существует, как в субъекте, нераздельно.
К тому же то, что уразумевает душа, когда отвлекается
от тела, отнюдь не телесно; тем не менее, оно существует,
и существует по преимуществу, потому что всегда сущес-
твует одним и тем же образом. Ничего не может быть
нелепее утверждения, что видимое нашими глазами су-
ществует, а усматриваемое нашим умом не существует,
когда только безумному свойственно сомневаться в том,
что ум несравненно превосходит глаз. Созерцая же то,
что представляется всегда существующим одинаковым обра-
зом, душа показывает, что она соединена с этим некоторым
удивительным и нетелесным способом, т. е. не по месту.
Все это или существует в ней, или она сама существует
в этом. И при этом одно из двух: или она существует в
другом, как в субъекте, или и то, и другое — субстанция.
386