Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
субстанция, то никому не покажется нелепым предполо-
жение, что первая может прекратить свое существование,
в то время, как последний будет его продолжать. Но
очевидно, что пока душа неотдельна от разума и тесно
соединена с ним, она неизбежно должна оставаться жить.
Но какая же сила может отделить ее? Уж не телесная ли,
которая и могуществом слабее, и происхождением ниже,
и по свойствам своим весьма отлична? Никоим образом.
Следовательно, одушевленная? Но и это — каким образом?
Неужели какой-то другой, более могущественный дух,
может созерцать разум не иначе, как только устранив от
этого другой дух? Но, с одной стороны, ни одному из
созерцающих нельзя отказать в разуме, уж коли они оба
созерцают, а, с другой, — если нет ничего могущественнее
самого разума, ибо нет ничего неизменнее, то дух, не
соединившийся еще с разумом, никоим образом не может
быть могущественнее того, который соединен.
Остается, чтобы или сам разум отделился от души, или
душа по своей доброй воле отделилась от него. Но в
природе разума нет той зависти, которая заставляла бы
его отказывать душе пользоваться собою. Далее, — что
более важно, — всему, что соединяется с разумом, разум
тем самым сообщает бытие: а этому противоположно
уничтожение. Было бы явной нелепостью, если бы кто
сказал, что душа может отделиться от разума по доброй
воле (если вообще возможно какое-либо взаимное отде-
ление между вещами, которые не находятся в определенном
месте). Сказать так можно лишь вопреки всему вышеска-
занному, чему мы представили другие опровержения. Итак,
что же? Не следует ли заключить, что душа бессмертна?
Но, может быть, она не может отделиться, но может
угаснуть? Если, однако, сила разума, через свое единение
с душой воздействует на последнюю, — а не воздействовать
она не может, — то, без всякого сомнения, воздействует
в том смысле, что дает ей возможность продолжать су-
ществование. Разум, он потому и разум, что в нем
предполагается высшая неизменность. Поэтому, на кого
она известным образом действует, того она как бы принуж-
дает продолжать существование. Итак, душа не сможет
381