Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Следовательно, изменения эти не только безопасны сами
по себе, но не подрывают и наших выводов.
6. Итак, я нахожу необходимым направить все умозри-
тельные силы на то, чтобы выяснить, что такое разум и
какие можно дать ему определения, дабы всячески про-
яснить вопрос о бессмертии души.
Разум есть взор души, которым она самостоятельно,
без посредства тела созерцает истинное; или он — само
созерцание истинного без посредства тела, или он — то
самое истинное, которое созерцается. Что первое существует
в душе, в том не сомневается никто; второе и третье
может вызывать сомнения. Впрочем, и второе невозможно
без души. Но относительно третьего существуют разног-
ласия: то истинное, которое душа может созерцать без
тела, как орудия, существует ли оно само собою, а не в
душе, и может ли оно существовать без души? Притом,
каким бы образом оно ни существовало, душа не могла
бы созерцать его сама собою без какой-либо связи с ним.
Ибо все, что мы созерцаем, мы схватываем мыслью или
чувством и разумением. Но то, что мы схватываем чувством,
мы чувствуем существующим в нас и заключенным в
пространстве, из которого оно не может быть изъято. А
то, что представляется уму, представляется находящимся
не где-либо, но в самом же осмысливающем его уме.
Поэтому, связь между созерцающей душой и созерца-
емым истинным или такова, что либо субъектом служит
душа, а это истинное существует в субъекте, либо, напротив,
— истинное служит субъектом, а душа — существующим
в субъекте, или же и то, и другое — независимые
субстанции. Если имеет место первое из этих трех, то
душа бессмертна, также как и разум, согласно предшест-
вующему рассуждению; так как разум может быть присущ
только живой душе. То же следствие необходимо вытекает
и из второго. Ибо, если истинное есть то, что мы называем
разумом, то в нем нет, как это очевидно, ничего, что
подлежало бы изменению; ничто, существующее в нем,
как в субъекте, измениться не может.
Итак, весь спор касается третьего. Ибо, если душа есть
субстанция, и разум, с которым она связана, — также
380