Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/382"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
не противоречат ли они тому нашему основному поло-
жению, по которому с изменением субъекта по необ-
ходимости изменяется все, что есть в субъекте. Нет, не
противоречат. Ибо это положение имеет место при таком
изменении субъекта, после которого он бывает вынужден
совершенно изменить свое наименование. Но если воск
почему-то станет вместо белого черным, если вместо
квадратной, он получит круглую форму, из мягкого сде-
лается твердым и из разогретого — холодным, — все это
будет в самом субъекте и субъектом останется именно
воск. Воск останется воском, хотя с ним и произойдут
указанные изменения. Следовательно то, что существует в
субъекте, может подвергаться изменению, между тем как
сам субъект в том, что составляет его особенность, не
изменится. Но если бы с тем, что есть в субъекте,
совершилось такое изменение, что то, что понималось под
его именем, уже решительно не могло бы под ним
пониматься: как, например, если бы воск от огня обратился
в пар и подвергся такому изменению, что перестал бы
уже быть воском, то, в таком случае, уже никоим образом
нельзя было бы представлять, что в субъекте так или
иначе осталось что-нибудь из того, что существовало в
нем постольку, поскольку он был этим, а не иным
субъектом.
Поэтому, если душа оказывается таким субъектом, в
котором, как мы сказали выше, разум существует нераз-
дельно и необходимо обусловливает бытие самого субъекта;
если душой может быть только душа живая, и разум не
может в ней быть без жизни, а разум бессмертен, то
бессмертна и душа. Ибо разум никоим образом не может
продолжать своего существования, если перестанет сущес-
твовать его субъект. А это и случилось бы, если бы с
душой произошло такое изменение, которое сделало бы
ее не-душой, т. е. заставило бы ее умереть. Но никакие
из приведенных изменений, производятся ли они телом
или же самой душой (хотя вопрос о том, производятся
ли некоторые из них самой душой, т. е. сама ли она
служит их причиной, — вопрос весьма спорный), не
приводят к тому, чтобы душа не была более душою.
379