Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
где нет жизни; или что неизменное может когда-нибудь
не быть; или что наука — это нечто одно, а разум —
совсем другое? Хотя мы и говорим о той или иной науке,
что она есть как бы некоторый свод разумных положений,
однако мы можем с полным на то основанием называть
и представлять науку как тот же самый разум. Но так
это или иначе, из этого, во всяком случае, следует, что
наука неизменна. Наука же, очевидно, не только существует
в душе знающего ее, но и нигде не существует, если не
в душе, и притом — с нею нераздельно. Ведь если бы
наука отделилась от души или существовала вне души,
она или существовала бы в "нигде", или переходила бы
последовательно из души в душу. Но, как нет местопре-
бывания для науки вне жизни, так и жизни, соединенной
с разумом, нет нигде, кроме как в душе. Далее, невозможно,
чтобы то, что существует, не существовало нигде, или
чтобы то, что неизменно, когда-нибудь не существовало.
А если бы наука переходила из души в душу, переставая
быть в одной, чтобы установить местопребывание в другой,
то всякий, обучающий науке, неизменно бы ее терял, а
каждый обучаемый постигал бы ее только благодаря за-
бвению или смерти учащего. Если же это, как оно и есть
в действительности, в высшей степени нелепо и ложно,
то душа человеческая бессмертна.
Но если наука иногда существует в душе, а иногда —
нет, что проявляется обыкновенно в форме забвения или
неведения, то вышеприведенное доказательство бессмертия
души может утратить свою силу, если, конечно, только
что сказанное не будет опровергнуто надлежащим образом.
Итак, или в душе существует нечто, что в данную минуту
ей не приходит на ум, или в образованной душе нет
знания музыки в тот момент, когда ее мысль занята
исключительно геометрией. Но последнее ложно, — сле-
довательно, первое истинно. Душа чувствует себя имеющей
лишь то, что приходит ей на ум. Следовательно, в душе
может быть нечто такое, присутствия чего душа сама в
себе не чувствует. Как долго это происходит, для дела
неважно. Ибо, если душа бывает занята другим так долго,
что ей трудно возвратиться к тому, над чем прежде работала
377