Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/38"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Но когда дело обстояло так, что древняя Академия
казалась скорее усилившейся, чем ослабленой в результате
нападок, явился слушатель Филона Антиох, который,
будучи по мнению некоторых более любителем славы, чем
истины, вызвал враждебное столкновение мнений той и
другой Академии. Он говорил, что новые академики пыта-
ются ввести нечто необычное и совершенно чуждое образу
мыслей древних. Он ссылался на свидетельства древних
физиков и других великих философов, нападал и на самих
академиков, которые утверждали, что следуют истинопо-
добному, хотя признавались, что самой истины не знают.
Собрал он и много других доказательств, которые я не
считаю нужным приводить в данное время. Более же всего
он отстаивал мысль, что мудрый может воспринимать
истину. Таково, по моему мнению, было разногласие между
новыми и древними академиками. Если это было иначе,
я попрошу тебя ознакомить Лиценция, да и всех нас с
этим предметом более обстоятельно. А если было так, как
я сумел передать, то продолжите начатое состязание.
7. Тогда я спросил:
— Насколько удовлетворяет тебя, Лиценций, наша более
длинная, чем я ожидал, речь? Ты слышал, каковы твои
академики?
Он, скромно улыбаясь и несколько взволнованный этим
обращением к нему, отвечал:
— Мне жаль, что я с таким упорством возражал
Тригецию, что блаженная жизнь состоит в исследовании
истины. Сам этот вопрос так меня волнует, что я почти
несчастен, и должен действительно казаться вам таким,
если в вас есть хоть сколько-нибудь человеколюбия. Но
из-за чего же я, нелепый, мучу себя и других? Разве я
боюсь чего-то, имея опору в самой справедливости защища-
емого мнения? Что бы там ни было, но я уступлю только
истине.
— Нравятся ли тебе, — говорю я, — новые академики?
— Весьма.
— Итак, по твоему мнению, они учились истине?
35