Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
многое, хотя бы то многое, что приводится в действие,
одновременно быть не могло. Поэтому оно может быть
и в движущем, хотя бы в движимом и не могло быть.
Но то, чего одновременно быть не может, и, однако же,
переходит из будущего в прошедшее, естественно, относится
к изменяемому. Отсюда мы заключаем, что может быть
нечто, что, приводя в движение изменяемое, само остается
неизменным. Ибо, коль скоро напряжение движущего не
изменяется, а, в силу сообщаемого им движения, изменяется
поминутно движимое им тело, как, например, неизменное
напряжение приводит в движение и руки художника, и
подвластные ему дерево и камень, то кто усомниться в
логической последовательности сказанного?
Итак, если под воздействием души совершается неко-
торое изменение тела и это входит в намерение души, —
отсюда еще не следует с необходимостью, чтобы изменялась
она сама; и из этого не следует еще заключать, чтобы и
она умирала. Ибо при этом напряжении она может иметь
и память о прошедшем, и ожидание будущего — а все
это невозможно без жизни. Хотя никакая смерть не
происходит без изменения, а изменение не бывает без
движения, однако не всякое изменение производит смерть
и не всякое движение производит изменение. О самом
нашем теле можно сказать, что каким-либо действием оно
приведено в сильное движение и изменилось, пожалуй,
вследствие возраста; нельзя, однако же, при этом сказать,
что оно умерло, т. е. лишилось жизни. Позволительно
поэтому думать, что и душа наша не непременно потеряет
жизнь, если бы ей и случилось, в силу движения, претерпеть
некоторое изменение.
4. Если есть в душе нечто неизменное, что без жизни
существовать не может, то в душе необходимо есть и
жизнь вечная. Дело же обстоит именно так, что если есть
первое, будет и второе. Но первое есть. Ибо, не упоминая
о другом, кто осмелится утверждать, что основания чисел
изменчивы; или что какое-либо искусство обязано своим
существованием не разуму; или что искусство не существует
в художнике, хотя бы он и не употреблял его в дело;
или что оно может существовать вне его души, или там,
376