Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
Потом, без науки никто не умозаключает правильно.
Ибо правильное умозаключение состоит в усилии мысли
дойти от известного к неизвестному, а в душе, которая
ничего не знает, ничего известного ей нет. Все же, что
знает душа, она имеет в себе, и все, что обнимается
знанием, относится к какой-либо науке. Цбо наука есть
знание каких бы то ни было вещей. Следовательно, душа
человеческая живет всегда.
2. Разум, несомненно, есть или сама душа, или же он
пребывает в душе. Но разум наш лучше, чем наше тело,
а наше тело — некоторая субстанция. Быть же субстанцией
лучше, чем быть ничем. Следовательно, разум не есть
ничто. Затем^если в теле существует какая-либо гармония,
она необходимо существует, как субъект, именно в теле,
неотделимо от него; и ничего в этой гармонии не пред-
полагается такого, что с одинаковой необходимостью не
существовало бы в теле, как субъект, с которым неразделима
сама гармония. Но тело человеческое подлежит изменениям,
а разум неизменен. Ибо изменчиво все, что не существует
всегда одинаковым образом. А два, и четыре, и шесть
существуют всегда одинаково и неизменно — они всегда
остаются теми же, что они есть: в четырех содержится
два и два, но в двух столько не содержится — два не
равняются четырем. Основное положение это неизменно
— следовательно, оно есть разум. Но когда изменяется
субъект, не может не изменяться то, что существует в
субъекте неотделимо от него. Итак, душа не есть гармония
тела. С другой стороны, смерть не может быть присущей
вещам, не подлежащим изменению. Следовательно, душа
живет всегда, независимо от того, есть ли она сам разум,
или разум существует в ней, но существует нераздельно.
3. Есть некоторая доблесть постоянства. Не всякое
постоянство неизменно, но всякая доблесть может нечто
совершать, и, совершая нечто, остается, в то же время,
доблестью. Далее, всякое действие выражается движением
или производит движение. Следовательно, не все, что
движется, подлежит изменению. Но все, что получает
движение извне, от другого, а само ничего не приводит
в движение, есть смертное; и ничто смертное не есть
374