Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/375"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
А. Ну, а если нам кто-нибудь скажет, что ум судит об
этом на основании того, что обыкновенно видит глазами?
Р. В таком случае, на основании чего он полагает, что
всякий истинный шар касается истинной плоскости в
одной лишь точке? Что, подобное этому, видит когда-либо
или может видеть глаз, если само воображение не в
состоянии представить что-нибудь в этом роде? Не то же
ли самое доказываем мы, когда описываем в своем вооб-
ражении самую маленькую круговую линию и от нее
проводим линии к центру? Ибо, проведя две линии, между
которыми едва ли могло бы вместиться острие иглы, мы
не в состоянии провести между ними других даже в самом
воображении своем так, чтобы они доходили до центра,
нисколько не сливаясь между собой, между тем как разум
провозглашает, что их можно провести бесчисленное коли-
чество и что в этом невероятно узком пространстве они
могут войти в соприкосновение только в центре, так что
во всяком промежутке между ними можно еще описать
круг. Так как фантазия этого исполнить не в состоянии
и оказывается еще более бессильной, чем сами глаза, хотя
и возбуждается к деятельности ими, то очевидно, что она
далеко отстоит от истины и в ее представлениях истина
не проявляется. С большей точностью и тонкостью об
этом будет сказано тогда, когда мы начнем рассуждать о
познании, что будет сделано после того, как мы разъясним
и, по возможности, устраним все, что беспокоит нас
относительно жизни души. Ибо ты, я вижу, опасаешься,
что смерть, хотя и не умертвит душу, но повлечет за
собою забвение.
А. Трудно передать, сколь страшит меня подобная утрата.
Чего будет стоить тогда вечная жизнь и не будет ли она
хуже смерти, если душа, обретая ее, будет подобна душе
новорожденного младенца?
Р. Мужайся: Бог, обещающий после жизни в этом теле
нечто блаженнейшее и исполненное истины, защитит нас,
как мы и сами это чувствуем по молитвам нашим.
А. Да будет так!
372