Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
то мы, полагаю, не вопреки истине назовем их истинными
негодяями.
Р. Для рассуждения об этом у нас будет другое время;
ибо многое делается такое, что на первый взгляд предс-
тавляется бесчестным, но по своей похвальной цели ока-
зывается честным. Вопрос заслуживает внимательного об-
суждения: поступает ли согласно со своим долгом мужчина,
который ради освобождения отечества одевается в женскую
тунику и обманывает неприятеля, и от того, что становится
ложной женщиной, не бывает ли он еще более истинным
мужчиной? Также точно и мудрый, если убежден, что
жизнь его необходима для человечества, неужели пожелает
лучше умереть от стужи, чем прикрыться женской одеждой,
если другой не оказалось под рукой? Но об этом, как я
сказал, поговорим в другой раз. Ты видишь, конечно,
сколько всего требуется для разъяснения, при каких усло-
виях это должно происходить, чтобы не обращаться в
неизвинительное безобразие. А пока я нахожу вполне
очевидным и не подлежащим сомнению, что ложное есть
не что иное, как некоторое подражание истинному.
17. А. Переходи к дальнейшему, поскольку в этом я
достаточно убедился.
Р. В таком случае я спрошу, можем ли мы, за *юкяю-
чением тех наук, которые изучаем и к которым следует
причислить саму философию, найти что-либо такое истин-
ное, что оно не было бы, подобно театральному Ахиллесу,
также в известном отношении и ложным, как истинным
в другом?
А. Мне кажется, можно найти многое. Ведь этот камень
не входит в состав наук, и однако же он камень истинный
и не подражает ничему, вследствие чего мог бы быть
назван ложным. Согласен, что, упомянув о нем одном,
можно умолчать о бесчисленном множестве других пред-
метов, которые сами собою приходят на ум.
Р. Согласен. Но не кажется ли тебе, что все эти
предметы подходят под одно название, а именно: тело?
А. Казалось бы, если бы я не был уверен, что не
существует ничего тщетного, или думал бы, что к телам
же следует причислять и самую душу, или полагал бы,
366