Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/364"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
есть истина, а истина, как убедил разум в начале этой
книги, пребывает всегда. Следовательно, душа пребывает
всегда и не называется умершею душою. Поэтому бес-
смертие души будет отрицать без явной нелепости только
тот, кто докажет, что какая-либо из вышеприведенных
уступок сделана неправильно.
14. А. Я готов был бы уже предаться радости, если бы
меня несколько не смущали две вещи. Во-первых, меня
смущает, что мы употребили такой обход, держась невесть
какой цепи умозаключений, между тем как все, о чем
шла речь, могло быть доказано так коротко, как оно
доказано теперь. Меня тревожит, что речь обходила вопрос
так долго как бы для того, чтобы завлечь в засаду. Затем,
я не вижу, каким образом в душе всегда существует наука,
особенно наука суждения, когда ее немногие знают, а кто
и узнает, тот узнает отнюдь не сразу. Ибо мы не можем
сказать ни того, что души неученых не есть души, ни
того, что в их душах существует наука, которой они не
знают. Так как это было бы большою нелепостью, то
остается заключить, что или истина не всегда существует
в душе, или упомянутая наука не есть истина.
Р. Из этого ты видишь, что наше исследование нена-
прасно нуждалось в стольких околичностях. Ибо мы доис-
кивались, что такое истина, и все же я не вижу, чтобы
в этом лесу вещей, перебродив по всем почти тропинкам,
мы и теперь могли напасть на ее следы. Но что станем
делать? Не бросить ли начатое и не подождать ли, не
попадется ли что-либо под руки из чужих книг, что
удовлетворит наше любопытство? Ибо и до нашего времени,
я думаю, написано много таких книг, которых мы не
читали; и в настоящее время, когда мы можем полагать,
что ничто от нас не укрывается, нам известно, что об
этом предмете написано и в стихах, и прозой; и притом
написано такими мужами, и произведения которых от нас
укрыться не могут, и природные дарования которых таковы,
что мы можем вполне надеяться найти в их сочинениях
то, чего желаем, особенно когда здесь же, перед нашими
глазами находится тот, чье красноречие мы стали было
оплакивать как умершее, но нашли ожившим в совершен-
361