Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/360"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
А. На этом, действительно, он не настаивал никогда,
но говорил открыто, что если басни не выучим, то едва
ли будем знать вообще что-нибудь.
Р. Следовательно, ты не отрицаешь, что изучал истинное,
когда изучал это. Ибо, если бы то, что Дедал летал, было
истинно, а дети принимали бы это за выдуманную басню,
то они усвоили бы себе ложное потому, что то, что
передавалось, было истинным. Отсюда-то и является то
своеобразие, о котором мы говорили выше, а именно, что
басня о летании Дедала не была бы истинною басней,
если бы не было ложным, что Дедал летал.
А. Пусть это так; но я желал бы знать, что мы
приобретаем из этого?
Р. А то, что наше умозаключение, что наука не может
быть истинной, если не учит истинному, не есть умозак-
лючение ложное.
А. А какое это имеет отношение к нашему делу?
Р. Я хочу, чтобы ты сказал мне, почему грамматика
есть наука: ибо она постольку истинна, поскольку есть
наука.
А. Не знаю, что тебе сказать.
Р. Не кажется ли тебе, что если бы в ней не было
ничего определенного, ничего распределенного и разде-
ленного на роды и части, то она никоим образом не
могла бы быть наукою?
А. Теперь я понимаю, что ты хочешь сказать: я не
признаю никакого научного свойства за той наукой, которая
не нуждается в определениях, разделениях, умозаключениях,
во всем том, почему она и называется наукой.
Р. Стало быть, и во всем том, почему называется
наукой истинной.
А. Логично.
Р. Теперь скажи, какая наука излагает способ опреде-
лений, разделений и развития частей?
А. Выше уже было сказано, что это делается правилами
рассуждения.
Р. Итак, грамматика как наука, и как наука истинная,
обязана своим происхождением той же самой науке, ко-
торую ты выше защитил от упрека в ложности. То же
357