Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
снова вынужден признаться, что так называемое ложное
называется ложным потому, что отличается от истинного.
Отсюда следует вывод, что причина ложности — то же
самое несходство. Поэтому я и не соберусь с мыслями,
что мне ничего не приходит на ум такого, что могло бы
вытекать из этих противоречивых положений.
Р. Разве ты не знаешь, что едва ли можно найти
что-либо до такой степени похожее на другой предмет,
чтобы между ними не было хоть в чем-либо различия.
А. Вижу, что это так; но когда обращу внимание на
то, что называемое нами ложным имеет нечто и сходное
с истинным и несходное, то я нахожу себя не в состоянии
разобрать, в силу чего по преимуществу оно заслуживало
бы названия ложного. Ведь если я скажу, что в силу того,
что оно несходно, тогда не будет ничего, чего нельзя было
бы назвать ложным; потому что нет ничего, что не
отличалось бы от какой-либо вещи, которую мы признали
бы за истинную. С другой стороны, если скажу, что оно
должно быть названо ложным в силу того, что оно сходно,
то не только возражением против этого будут те яйца,
которые потому и истинные яйца, что весьма меж собою
схожи, но и не в состоянии буду сопротивляться тому,
кто станет принуждать меня признать, что ложно все;
потому что мне нельзя будет отрицать, что все в каком-либо
отношении имеет сходство между собою. Представь затем,
что я решился бы отвечать, что сходство и несходство
вместе дают действительное основание назвать что-либо
ложным; какой бы ты тогда указал мне выход? Ведь
все-таки возражение, что я все считаю ложным, останется
в силе, так как все, как сказано выше, в известном
отношении оказывается сходным между собою, а в ином
— различным. Оставалось бы сказать, что ложное есть не
что иное, как то, что существует иначе, чем кажется, если
бы я не опасался всех тех чудовищных выводов, которых
считал себя недавно избегшим. Ибо я снова буду опро-
вергнут нежданным оборотом, что должен буду в таком
случае назвать истинным то, что существует именно так,
как кажется. А из этого будет следовать, что ничто не
может быть истинным без познающего. А там-то я и
352