Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/35"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
Если же я что-либо скрою в пользу своего мнения, пусть
уличит меня Алипий.
— С твоей стороны нужна полная добросовестность,
— заметил Алипий, — потому что если бы пришлось
опасаться, что ты что-нибудь скроешь, то мне с трудом
удалось бы уличить того, кто меня всему этому и обучил.
Кроме того, я нисколько не сомневаюсь, что побуждения
к раскрытию истины лежат для тебя не в желании победы,
а в сердце твоем.
5. — Поступлю добросовестно, — говорю я, — так
как ты вправе этого требовать. Академики полагают, что
человек не может достигнуть познания только тех вещей,
которые относятся к области философии (Карнеад утвер-
ждал, что об остальном он не заботится); тем не менее,
человек может быть мудрым, и все дело мудрого они (как
и ты, Лиценций, утверждал в прежней речи) видели в
изыскании истины. Отсюда следовало, что мудрый не
доверяет ничему: ибо он необходимо заблуждался бы (что
со стороны мудрого преступно), если бы доверял вещам
сомнительным. А что все сомнительно, они не только
говорили, но и подтверждали многочисленными доказа-
тельствами. Положение, что истины постигнуть нельзя,
они вывели из известного определения стоика Зенона, что
за истину можно принять то, что так воспринялось душою
оттуда, откуда было, как не могло воприняться оттуда,
откуда не было. Короче и яснее это выражается так:
истина может быть познаваема по тем признакам, каковых
не может иметь то, что ложно. Они употребили все свои
усилия, чтобы доказать, что распознать это решительно
невозможно. Отсюда и выдвинуты были в защиту подобного
учения разногласия философов, обманы чувств, сны и
галлюцинации, всевозможные софизмы. А так как от того
же Зенона они узнали, что нет ничего более недостойного,
чем мнение, то и построили весьма лукаво такое положение:
если-де познать ничего нельзя, а мнение весьма недостойно,
то мудрый ничего никогда не станет утверждать.
Это возбудило против них большую ненависть. Казалось
совершенно естественным, что не станет ничего делать
тот, кто ничего не утверждает. Казалось, что академики
32