Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
положение души, которым одно отвергается, а другое
принимается по преимуществу за истинное. Далее, хотя,
уразумев Бога, душа будет уже блаженна и в этой жизни,
однако, так как она терпит всевозможные телесные
лишения и недуги, ей естественно надеяться, что после
смерти всех этих неудобств уже не будет. Поэтому и
надежда не оставляет души, пока она находится в этой
жизни. Но после этой жизни, когда она вся соберется в
Боге, останется только любовь, которая и там удержится.
Ибо нельзя сказать, что она будет иметь веру в истинность
всего того, коль скоро ее не будет тревожить никакая
примесь лжи; не останется ей ничего и ожидать, так как
она будет владеть всем с полной безмятежностью. Итак,
от души требуются три вещи, — чтобы была здорова,
чтобы смотрела, чтобы видела. Из этих трех вещей для
первой и второй всегда необходимы другие три: вера,
надежда и любовь; а для третьей — в этой жизни
необходимы все три, а после нее — только любовь.
8. Теперь выслушай, насколько это уместно по ходу
нашей речи, некоторое учение о Боге, основанное на
вышеприведенном сравнении с чувственными вещами. И
Бога мы постигаем умом, и известные научные положения
мы также постигаем умом, тем не менее они весьма
различны между собой. И земля видима, и свет видим;
но землю видеть нельзя, если она не освещена светом.
Так и относительно научных положений, которые всякий,
понимающий их, признает без всякого колебания за самые
истинные, следует думать, что их нельзя было бы осознать,
если бы они не были освещены как бы некоторым своим
солнцем. Поэтому как в отношении к видимому солнцу
следует различать три вещи, а именно: что оно есть, что
оно светит и что оно освещает, так и в отношении к
этому таинственнейшему Богу, которого ты хочешь ура-
зуметь, различаются три стороны, которые суть: что Он
есть, что Он познается, и наконец, что дает познавать
остальное. Я решаюсь учить тебя познанию двух предметов:
тебя же самого и Бога. Но скажи мне, как ты это примешь:
как вероятное или как истинное?
326