Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
А. Не верю. Но я говорю о том, что я знаю, а не о
том, во что я верю. Обо всем, что мы знаем, мы можем
совершенно правильно сказать, что мы в то и верим; но
не обо всем, во что верим, можем сказать, что мы то и
знаем.
Р. Итак, ты отвергаешь по этому предмету всякое
свидетельство чувств? *
А. Решительно отвергаю.
Р. Ну, а этого своего друга, о котором ты сказал, что
еще его не знаешь, ты желаешь знать чувством или умом?
А. То, что я знаю в нем чувством, если только чувством
вообще познается что-нибудь, само по себе ничтожно и
вполне достаточно; но ту его часть, которою он мне друг,
т. е. саму его душу, я желаю узнать умом.
Р. А как-нибудь иначе не можешь знать?
А. Никоим образом.
Р. Итак, ты решаешься сказать, что не знаешь своего
друга, притом самого искреннего?
А. А почему бы и не решиться? Я считаю в высшей
степени справедливым тот закон дружбы, который пред-
писывает любить друга как не менее, так и не более
самого себя. Поэтому, если я не знаю самого себя, —
каким образом я могу оскорбить друга, сказав, что не
знаю его, особенно если и сам он, как я думаю, не знает
самого же себя?
Р. В таком случае, если то, что ты хочешь знать,
относится к такому роду предметов, который постигается
умом, то когда я сказал, что дерзко с твоей стороны
желать знать Бога, если ты не знаешь Алипия, ты не
должен был приводить в качестве примера свой ужин и
луну, поскольку познание последних относится, как ты
сам сказал, к области чувств.
4. Впрочем, для нас это большого значения не имеет.
Скажи мне теперь вот что: если сказанное о Боге Платоном
и Плотином истинно, будет ли для тебя достаточно знать
Бога так, как знали они?
А. Если сказанное ими и истинно, из этого еще не
следует, что они непременно об этом знали. Многие весьма
обстоятельно говорят о том, чего не знают; как и сам я
320