Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/32"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
красоту, будучи любителем только ложной, — с каким
наслаждением он приник бы к лону философии! А встретив
там тебя, с какими истинно братскими объятиями он
поспешил бы к тебе навстречу! Ты удивляешься этому и,
может быть, смеешься. А если я поясню это соответственно
высказанному положению? Что, если бы он мог услышать,
по крайней мере, голос философии? Удивляйся, пожалуй,
но не смейся и не отчаивайся. Поверь мне, что отчаиваться
не следует ни за кого, а за таких менее всего. Есть
достаточно примеров тому, как этот род пернатых легко
ускользает, улетает к великому удивлению многих заклю-
ченных.
Но возвратимся к нашим делам. Начнем философст-
вовать, Романиан. Скажу тебе приятную новость: твой сын
уже начал занятия философией. Я его сдерживаю, чтобы
изучив предварительно необходимые науки, он приобрел
побольше силы и твердости. За свое же знакомство с
этими науками, если я хорошо тебя узнал, ты не бойся.
Тебе я желаю только свободного воздуха. Ибо что могу
сказать я о твоих природных дарованиях? Если бы они
не были так редки в людях, как они несомненны в тебе!
Останется два затруднения и препятствия к открытию
истины — но и относительно них я не испытываю особых
опасений касательно тебя. Я хочу, чтобы ты не презирал
себя и не отчаивался в возможности ее найти, или не
подумал, что ты уже нашел ее. Если в тебе есть первое,
то его может устранить последующее состязание. Ты ведь
частенько сердился на академиков, — сердился тем более,
чем менее их изучил, но и тем охотнее, чем с большей
любовью устремлялся к истине.
Итак, с твоего соизволения, я вступлю в состязание с
Алипием и легко заставлю тебя убедиться в том, в чем
хочу, по крайней мере как в вероятном. Ибо самой истины
ты не увидишь, пока всецело не посвятишь себя фило-
софии. Что же касается второго, т. е., что ты можешь
воображать, что нашел что-нибудь, хотя и оставил нас
ищущим и сомневающимся, то если и закралось в твою
Душу какое-либо суеверие, оно будет, конечно, отброшено,
29