Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/312"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
достигли бы этой цели, если бы не дозволялось говорить
лгунам. Хотя мы часто испытывали и на себе, и на других,
что слова произносятся не о тех предметах, о которых
мы думаем. Это, по моему мнению, может случаться
двояко: или когда из наших уст изливается речь, заученная
напамять и вертящаяся на языке, причем в этот момент
сами мы думаем о чем-то другом, что часто случается с
нами во время пения гимна; или же когда одни слова
срываются с языка вместо других против нашей воли, по
ошибке, ибо и в этом случае слышатся знаки не тех
предметов, которые мы имеем в виду. Что же касается
лгунов, то они думают о тех самых предметах, о которых
говорят, так что, хотя мы и не знаем, правду ли они
говорят, знаем, однако, что они имеют в виду именно
то, о чем говорят; если только с ними не бывает одного
из двух вышеназванных случаев (если бы кто стал утвер-
ждать, что иногда подобное случается, и когда случается,
то ясно обнаруживается, я это отрицать не буду, хотя
часто это вовсе не так уж и ясно, и нередко вводили
меня в заблуждение).
Но к этим двум случаям присоединяется еще один,
весьма часто встречающийся и служащий семенем бесчис-
ленных разногласий и споров, а именно: когда говорящий
хотя и обозначает то, о чем он мыслит, но только для
себя и для немногих других; для того же, с кем говорит,
а равно и для большинства других обозначает нечто совсем
иное. Так, если бы кто-нибудь сказал бы в нашем при-
сутствии, что человек превосходит некоторых животных
доблестью, мы не могли бы потерпеть этого и отвергли
бы столь ложное и вредное мнение с крайним негодо-
ванием; между тем он, быть может, доблестью называет
телесные силы, и этим термином выражает именно то, о
чем думает, — не лжет, не заблуждается, не путает
хранящихся в памяти слов, думая о чем-либо другом, не
высказывает, наконец, по ошибке, того, чего не думает,
но только лишь называет предмет, о котором думает,
иным, чем мы, именем. Мы согласились бы с ним тотчас
же, если бы могли усмотреть его мысль, которую он не
смог донести до нас высказанными им словами. Говорят,
309