Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/311"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
в третьем случае. Значит и тот, кто и после моих слов
не знает предмета, и тот, кто знает, что услышал ложное,
и, наконец, тот, кто, будучи спрошенным, сам мог бы
ответить то же самое, что сказано, — все они, очевидно,
при помощи моих слов ничему не научились.
Глава XIII
О том, что посредством слов не открывается
даже душа говорящего
Поэтому и относительно тех предметов, которые созер-
цаются умом, напрасно тот слушает слова созерцающего,
кто сам созерцать эти предметы не может, а если не
напрасно, то только потому, что подобным вещам полезно
верить и не зная их. Кто же в состоянии созерцать, тот
внутренне ученик истины, внешне же — судья говорящего,
или лучше — судья самой речи. Ибо весьма часто он
знает, о чем говорится, между тем как сам говорящий не
знает того, что сказал. Так, если бы кто-нибудь, следуя
эпикурейцам и считая душу смертной, начал бы развивать
те доводы, которые приводятся в защиту ее бессмертия
тому человеку, который может созерцать духовное, пос-
ледний подумал бы, что тот говорит правду, между тем
как говорящий не знал бы, правду ли он говорит, а
пожалуй считал бы даже свои слова в высшей степени
ложными: не следует ли в таком случае думать, что он
учит тому, чего не знает сам? А ведь он пользуется теми
же самыми словами, которыми мог бы пользоваться и
знающий.
Таким образом, на долю слов не остается даже и того,
чтобы ими обнаруживалась по крайней мере душа гово-
рящего, так как остается неизвестным, знает ли она то,
что говорит. Прибавь к этому лгунов и обманщиков, на
примере которых ты легко увидишь, что слова не только
не открывают, но даже скрывают душу. Я нисколько не
спорю с тем, что слова людей правдивых направлены на
обнаружение собственной души; при общем согласии они
308