Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [URL="http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-1-2000/308"]Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742. ISBN 5-89329-212-X[/URL]
 

OCR
истины, побуждаемые к тому, пожалуй, словами. Тот же,
у кого мы спрашиваем и кто нас учит, есть обитающий
во внутреннем человеке Христос (Еф. III, 16—17), т. е.
непреложная Божья сила и вечная премудрость; хотя к
ней обращается с вопросами всякая разумная душа, она
открывается каждому из нас лишь настолько, насколько
тот в состоянии принять, в зависимости от своей худой
или доброй воли. И если порою мы ошибаемся, происходит
это не по вине учащей нас истины, также как и не по
вине света часто ошибаются наши глаза. В действительности
и к свету мы обращаемся относительно видимых предметов
для того, чтобы он нам их показал, сообразуясь с нашей
возможностью их видеть.
Глава XII
О том, что Истина — Христос учит нас
внутренним образом
Если относительно цвета мы обращаемся за сведениями
к свету, а относительно остального, ощущаемого нашим
телом — к стихиям этого мира, к тем же телам, которые
ощущаем, и к самим чувствам, которыми, как толковате-
лями, пользуется наш ум для познания этих предметов,
относительно же всех умопостигаемых вещей — к внут-
ренней истине — то чему тогда мы можем учиться у
слов? Ведь все, что мы познаем, мы познаем или телесными
чувствами, или умом. Первый тип познания называется
чувственным, второй — умственным, или, говоря языком
наших писателей, первый — телесным, второй — духов-
ным.
Если нас спрашивают о первого рода предметах, мы
даем ответ, когда у нас налицо то, что мы ощущаем, как
тогда, например, когда мы смотрим на только что родившу-
юся луну, и у нас спрашивают, какова луна или где она.
В этом случае спрашивающий нас, если он не видит
предмета, верит нам на слово, а часто и не верит, но ни
в коем случае не учится, если только не видит сам того,
305