Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
слышим издаваемые звуки, но познанием обозначаемых
предметов. Правильно говорят, что когда произносятся
слова, мы или знаем, что они значат, или не знаем: если
знаем, то скорее припоминаем, чем учимся; если же не
знаем, то и не припоминаем, а побуждаемся, пожалуй, к
поискам этого значения.
Так, если бы ты сказал, что хотя знания'о тех головных
покрывалах, имя которых для нас не более, чем звук, мы
можем получить действительно только в том случае, если
их увидим, и что само это имя мы вполне узнаем лишь
узнав сами покрывала; однако же тому, что известно нам
о благородных отроках: как они верою и благочестием
победили, какие хвалы воспели Богу, какие почести за-
служили от своего врага — мы научились не иначе, как
посредством слов, то я отвечу, что мы уже имели пред-
ставление обо всем том, что обозначается этими словами.
Ибо что такое три отрока, что такое печь, огонь, царь,
наконец — что такое быть невредимым от огня, и вообще
все, что этими словами обозначается, я уже знал и прежде.
Анания же, Азария и Мисаил мне также неизвестны, как
и сарабаллы; и познанию их не помогают, да и не могут
помочь их имена. Признаюсь, что я скорее верю, чем
знаю, что все, рассказываемое в этой истории так тогда
и происходило, как описано. Подобное различие знания
и веры было известно и тем, кому мы верим. Ибо пророк
говорит: "Если вы не верите, то потому, что вы не
удостоверены" (Исайя. VII, 9). Этого он не сказал бы,
если бы, по его представлению, между тем и другим не
было никакого различия.
Итак, что я разумею, тому и верю, но не все, чему я
верю, то и разумею. Все, что я разумею, то я и знаю,
но не все то знаю, чему верю. Я знаю, как полезно верить
многому и такому, чего не знаю, и к области этого
полезного отношу и эту историю о трех отроках. Поэтому,
хотя многих предметов я и не могу знать, однако знаю
о пользе в них уверовать.
Обо всем, постижимом для нас, мы спрашиваем не у
того, кто говорит, тем самым произнося звуки внешним
образом, а у самой внутренне присущей нашему уму
304