Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
ставит то одно, которым мучатся люди, вынужденные
сознавать пороки, коих избежать не могут.
Августин. Но подобным же образом ты можешь отрицать
и то, что знание добродетелей следует предпочитать поз-
нанию имени "добродетель": ведь знать добродетель и не
иметь ее — также мучение; и тот же самый сатирик
желал, чтобы тираны несли такое наказание*.
Адеодат. Пусть Бог оградит от подобного безумия!
Теперь я понимаю, что не следует винить сами знания,
которыми наполняет наш дух лучшая из всех наука; но
следует считать несчастнейшими, — как, полагаю, считал
их и Персей, — тех, которые заражены такою болезнью,
от которой не лечит даже и это врачевание.
Августин. Ты рассуждаешь неплохо; но какое отношение
к нам имеет мнение Персея? В подобных вещах нам не
следует подчиняться авторитету таких людей. Да и вообще,
следует ли одно из этих познаний предпочитать другому,
в настоящем случае решить нелегко. Для меня же доста-
точно и того, что сделано, а именно — что познание
предметов, обозначаемых знаками, если не лучше познания
знаков, то по крайней мере лучше самих знаков. Поэтому,
рассмотрим теперь обстоятельней, что за род предметов,
относительно которых мы сказали, что они могут быть
указаны помимо знаков, сами собою, как, например,
говорить, ходить, сидеть, лежать и проч.
Адеодат. Припоминаю, продолжай.
Глава X
О том, можно ли чему-нибудь учиться помимо
знаков, а также и о том, что предметы не
изучаются непосредственно при помощи слов
Августин. Все ли, о чем мы можем быть спрошены и
чем можем немедленно заняться, может быть указано
помимо знака, или же ты что-либо из этого исключаешь?
* Ibid. v. 35 — 38.
297